Галина Долгая. Причитание души  
Вернуться
Комментарии
 

Философская проза

 

Галина Долгая,

писатель

 

Повесть Ирины Лежава "Причитание" невозможно читать наспех, бегом. Ее можно только слово за словом петь - медленно, прислушиваясь к звукам, мысленно собирая их в образы. Чтение этой повести - есть процесс познавания мелодии народа, уводящей читателя в то потаенное от несведущего человека, что есть душа, в которой рождаются и любовь, и ненависть, и радость, и страх. Понимание сути того, о чем написано, приходит в конце чтения. По ходу проявляются отдельные картины, сотканные из размышлений героев, из чувств, возникающих в моменты осмысления происходящих событий, сопоставляемых с отдельными эпизодами жизни каждого.

 

Повествование построено на картинах, отражающих жизнь отдельных людей, связанных одними переживаниями - о прожитом, о настоящем, о любви и смерти. Да, именно смерть стала ключевым моментом, отправной точкой описанных событий. Пересказывать фабулу повести нет смысла. В простых словах она будет звучать обыденно. Да и как пересказать несколько прожитых жизней, собранных, как лоскутки, в одно разноцветное, разноорнаментное полотно?

 

Я бы хотела уделить немного внимания героям повести; не выделяя каждого в отдельности, но сравнивая их, что, как мне кажется, и было задумано автором. Ирине удалось создать несколько интересных образов грузинских женщин - разных по возрасту, по отношению к людям, к себе самим. Но всех женщин объединяет... чувственность. Они чувствуют жизнь так, как умеют, как были научены предыдущими поколениями, как завещано матерью Природой. Женщины страдают, ревнуют, любят, ожидают любви, верят в лучшее будущее и анализируют прошедшее. Женщины, представленные Ириной на суд читателя, строят свою жизнь, прислушиваясь к заветам старших, но выбирая свой путь - пусть спонтанно или случайно!

 

Таким поступком одна из героинь обрекает себя на вечное недовольствие матери, упреки и брюзжание в свой адрес. Мать всю жизнь сеет сомнение в сердце дочери по поводу верности ее мужа, и те семена дают обильные всходы. Вся жизнь женщины - любящей и любимой! - превращается в постоянное напряжение. Страх, злость, обиды становятся ее спутниками вместо радости, любви и счастья. Даже когда ее муж умирает, женщина ощущает не горечь утраты, а обиду за то, что он бросил ее, но еще более за то, что оставил наедине со своими мыслями, в которых он был виновником ее бед, изменником, развратником и пр. Умерев раньше срока, он не дал жене возможности вывести его на чистую воду. И это так тяготит ее, уверовавшую в измены, что она мечется загнанным зверем.

 

Другая женщина - та, которая в мыслях вдовы и была всю жизнь между ею и ее мужем - высокомерна, горда (думаю, не ошибусь, если скажу, что гордость - это отличительная черта всех грузинских женщин) и невероятно одинока. Потеряв единственного сына, она посвятила свою жизнь воспоминаниям и... причитаниям. Она ищет дома, в которых кто-либо умер, и ходит туда, чтобы, стоя рядом с гробом, поплакать, как того велит старый закон о поминовении душ покойного, но поплакать о душе своего сына! Она просит умершего сказать ее сыну, ТАМ, что мать оплакивает его, веря, что ПЛАЧ помогает душе не страдать об уходе. Когда приходит понимание прочитанного, сердце тоже готово заплакать вместе с женщинами. Но один персонаж, так оживляющий все повествование молодой наивностью, поиском дороги в будущее, уводит от грустных дум и ведет за собой, увлекая каждым шагом. На фоне страданий среднего поколения женщин, новое, представленное в образе дочери умершего отца, обретает свежее современное звучание. Читая, проникаешься размышлениями девушки о жизни, о любви, волнуешься, когда она, следуя зову сердца, попадает в ловушку истерзанного перипетиями жизни и не верящего в искренность молодого человека. Легко вздыхаешь, когда лучик света, идущий от души девушки, растапливает лед, которым покрылось сердце парня. Впереди ожидается создание новой семьи. В ее основе - хочется надеяться! - лягут лучшие традиции народа, среди которых на первом месте - уважение к родителям, почитание не писаных законов заключения брака, но в то же время - твердость в выборе своего пути, ведущей и хранящей силой в котором станет любовь.

 

Но не только любовь стала предметом исследования писательницы. Как велика сила слова, сила мысли! - вот то, о чем я непрестанно думаю после прочтения повести "Причитание". Посылая проклятия, недобро вспоминая даже тех, кто причинил горе, женщина обрекает на страшную участь не только того человека, который обидел ее - пусть и очень горько! - но и его детей, среди которых ее сын. Когда приходит понимание этого, уже поздно. Раскаяние не приносит прощения. И как следствие - горе становится спутником женщины, жаждущей уже не прощения или понимания, а смерти. В уста своих героинь Ирина вложила немало слов проклятий и пожеланий горя в отношении соперниц, или мужа, или любовников. На это нельзя не обратить внимания. Но главное, что развязка всей истории - в возникшем все же понимании друг друга и, хочется надеяться - прощении. Начав повествование с причитания, Ирина закончила его им же. Причитая, выводя песню души, страдающей по ушедшим близким, женщины-соперницы стали одним целым, одной струной, звучание которой, вполне вероятно, от глухой грусти изменится на светлую. Ведь жизнь продолжается и новое приходит на смену старому, не искореняя его, а дополняя свежими нотками любви и понимания.

 

28 марта 2014, Ташкент

 

Синопсис книги Ирины Лежава «Причитание»

Синопсис книги Ирины Лежава «Так сказал Заратустра»

Отзыв на книгу Ирины Лежава "Причитание" Нонны Аллахвердян

Лидия Рыбакова. Основа бытия

стр:
Игра случая:    Философские стихи: Огонь в чужом камине