Философская проза: Чёрная кошка  
Вернуться
Комментарии

Философская проза жизни



 
 

Крик беспомощности

Иногда бывает похож на рык зверя,

Что пугает в ночи запоздалых прохожих...

Люди разбегаются, и тьма густеет.

 

 

— Химия больше не помогает, — врач говорил ровным баюкающим голосом, однако в глаза не глядел. Если бы Анна не атаковала его настойчивыми вопросами, он вообще уклонился бы от объяснений. — В хорошую погоду — прогулки, в плохую — проветривать спальню. Пейте травы. Не зацикливайтесь на негативе: ищите в ситуации положительные моменты. Можно, к примеру, сосредоточиться на исполнении детской мечты. Один мой пациент купил велосипед — жена говорит, был счастлив...

Следующие недели протекали в изнуряющих хлопотах. Анна спешила оформить опеку сестры над сыном — если слинявший папаша заявит, паче чаяния, права на ребёнка, ему не должно обломиться. С грехом пополам разобралась с остатками ипотечной задолженности. Прав доктор: даже в близости смерти можно усмотреть некий позитив. Не пришлось продавать, как собиралась, жильё: нет лечения, нет и расходов. Не разорила недобрая сила родное гнёздышко. Рядом любимый сын, за ним хороший присмотр. Сестра костьми ляжет за будущее племянника, что собственно от неё, бездетной, и требуется.

Чудненько, что успела уйти мама... Не сразит никого непосильное горе, хи-хи... Правда, это же и обидно — сын с сестрой иногда так нежно воркуют на кухне. Весело им вместе, остальные лишние... Анне требуется всё её мужество, чтобы не зарыдать: умирать в тридцать семь, зная, что без тебя обойдутся... Смириться с этим, ой, как трудно!

Взяла себя в руки!.. Успокоилась... Включила голову!.. Думать о близких слишком мучительно... лучше переключиться на что-нибудь постороннее! Как там сказал доктор про исполнение детской мечты?.. Девочкой она была фантазёрка — всех желаний и не упомнишь! Но самое важное в жизни сбылось — и карьера, и материнство. Если бы не болезнь, была бы сейчас начальником департамента...

Ха! Всплыла в памяти дурацкая детская хотелка! Мечтала стать чёрной кошкой и перебежать дорогу Вовке из шестого "а". Чтобы не зазнавался, а любил её до гроба, глядел и не мог наглядеться. Чёрные кошки такие грациозные! С огромными лунными глазищами... Вовка испугался бы, что ему дорогу перебежали, но не разозлился бы — уж слишком Аннушка хороша...

Её взрослые чувства не отличались романтикой. Забеременела и вышла замуж. Муж загулял с другой — развелась. Разменивалась на практичные романы: с начальником — обещал повышение, с соседом — всегда под рукой. Или считать в зачёт курортные страсти, расклад в которых изначально ясен?.. Пройти по жизни, не пробудив ни в одном мужике трагического героя, и считаться успешной женщиной... Нет, невозможно! Анне просто необходимо ощутить себя если не Джульеттой, оплаканной безутешным Ромео, то хотя бы желанной кошкой...

Пасмурные дни тянулись чередой. Температура не спадала — Анну почти постоянно знобило, боли за грудиной час от часу усиливались... Нет, так не пойдёт!.. Тоска, пошла вон! Не хочешь?.. Прогоним тебя куражом!.. Как за соломинку, хватаемся за детскую мечту...

Слава Богу, интернет изобретён! Прошлась по сайтам знакомств, но нашла лишь кобелей, каких с юности видано-перевидано. И вдруг... чудо! На одном из форумов разговорилась с программистом, чувствительным и по-мальчишески чистым. Двадцать четыре года, но ей плевать: не в реале же встречаться!.. Про себя написала, что двадцать восемь.

Разговоры становились всё откровеннее. В ответ на историю о её замужестве Саша поделился собственной драмой: до свадьбы у него дело не дошло, возлюбленная предпочла другого. Саша поднялся на небоскрёб, чтобы прыгнуть вниз. И вдруг понял, как здорово находиться над жизнью: ветер в ушах, мелкие зданьица до горизонта... Потом вспомнил про бабушку и отложил полёт. Теперь и не прыгнет — перегорело.

— А если б дорогу тебе перебежала чёрная кошка? — спросила она, замирая. — Свернул бы с пути?.. Боишься дурных примет?

— Ничуть! Чмокнул бы в носик, — за ответом следовали смайлики.

— Не забудь — обещал.

— Кому? Кошке?

... Анна подошла к зеркалу. Желто-зелёная кожа, у губ складки, вокруг глаз — уродливые бурые круги. Отчаявшаяся тень, а не женщина. Но у неё была детская мечта, и руки отстучали новое сообщение.

— Обычно мужчины толстокожие, а ты трепетный. Если бы мне суждена была смерть, я хотела бы встретить её рядом с тобой...

— Кошечка, не грусти!..

... Какое счастье, что программист не спешит со свиданием!.. Пришлось бы суетиться, и обрывая тонкую ниточку вдохновения...

— Всё, что было до тебя, ничего не значит, — читала она вслух очередное Сашино письмо: пусть сестра слушает и завидует — не только в здоровье счастье. — Это лишь репетиция настоящей любви, любви к тебе...

... Только через полтора месяца они с Сашей созвонились — в первый и последний раз. Анне уже трудно было внятно говорить, и она опасалась, что голос её подведёт. Программист, по-юношески волнуясь, просил о встрече в реале, и она соврала про длительную командировку. Потом пообещала свидание через три недели.

Сестра получила инструкцию, где и как пересечься с Сашей.

— Откуда ты можешь знать, что сложится именно так? — тщетно сопротивлялась она Анниному напору.

Интуиция умирающую не подвела — она перестала дышать за три дня до назначенного срока. Чтобы выполнить завещанное ею, сестра вынуждена была ускорить похороны.

... После смерти удержать внимание на земном, довести до конца замысел оказалось довольно сложно. Однако Анна переборола желание побыстрее освободиться: собрав волю в кулак, нашла чёрную кошку... Или не чёрную — отсюда не разглядеть...

Пробралась ей в голову.

— Пусти! — укрощала она ощерившееся животное. — Я ненадолго — только сходить на свидание...

И вот она в назначенном месте, отыскала сестру... А Саша? Неужели это он?!. Каков лжец — на вид шестнадцать-семнадцать! От обиды захотелось расплакаться — дети так легкомысленны... Но что это? Саша ахает, у него искажается лицо... Точно по сцене, рассыпаются по серому асфальту красные розы...

Возраст — не помеха любви, и Ромео был юн!.. Кошка медленно обходит возлюбленного, замыкая душу его в нерушимый круг. Всегда оставайся особенным, мой восхитительно трагический герой!.. Напоследок она оборачивается, поводя хвостом: ну, целуй меня в носик, слабак!..

Саша не может оторвать от кошки глаз. Какая глубина открывается за его растерянной полуулыбкой... Неужели узнал?

... Дело сделано. Всё-таки ей удалось обмануть смерть! Можно опускать занавес.

И женщина, оставив земле прах, устремилась в иную — лучшую — реальность.

 

Философская проза Ирины Лежава. Что еще почитать:

Философская проза: Девушка и порох

Философская проза: Цикл "Женщина - XXI"

Философская проза: Локомотив искушения

Философская проза: Странный день

стр:
Игра случая:    Философские стихи: Город греха
Философская проза: Каляки